Поздравления своими словами с днем рождения от авторов

Московской духовной академии, известному русскому богослову, педагогу и публицисту. Накануне юбилея мы поговорили с Алексеем Ильичом о его жизненном пути, современных проблемах духовной жизни и о том, чем был хорош «железный занавес» в советское время. Братия Сретенского монастыря, студенты и преподаватели семинарии, тысячи прихожан нашей Сретенской обители присоединяются к многочисленным поздравлениям, обращенным сегодня к Вам. Вспоминаю, как Вы поздравления своими словами с днем рождения от авторов-то посетовали на множество юбилейных «многолетий», а вместо них сами пожелали себе вечный покой и Царствия Небесного. Молитвенно присоединяюсь к Вашему пожеланию: Царствия Небесного Вам, спасения, радости о Господе Иисусе Христе, мира, крепости душевных и телесных сил! Алексей Ильич, вы преподаёте в МДА уже 50 лет.

За это время поменялись ли как-то семинаристы? Меняются в соответствии с духом времени. Времена меняются, и мы меняемся вместе с ними». Я помню, в наше время получить «неуд» было трагедией! Бедный мальчишка бегал за преподавателем и спрашивал, когда можно пересдать.

А сейчас назначают пересдачу, и на нее не приходят! В ваше время такого не было? 1970-е, даже до Перестройки, все сохранялось, а поменялось где-то к концу 1980-х годов. Моральный уровень был тогда все-таки гораздо выше и чище. Доступность всей этой грязи парализует духовность в душе человека. Кто больше всего повлиял на ваше становление? И поныне, как только появляется возможность, я издаю его книги и письма во всех вариантах. Почему он произвел на меня такое впечатление? Во-первых, это человек, который более всего поражал исканием смысла жизни.

В юности, выйдя из религиозной крестьянской семьи, он потерял веру. Мама искала себе духовника, и какая-то монахиня сказала: «Ну, пожалуй, отец Никон духовней будет». Он же меня подготовил и в семинарию, куда я поступил сразу на последний, четвертый, курс, сдав экзамены за три предыдущих курса. С ним можно было обсуждать любые темы. У игумена Никона не было никакой авторитарности, деспотизма, он давал свободу мысли и отвечал на все вопросы. Мне он рекомендовал читать Иоанна Лествичника и Владимира Соловьёва, авву Дорофея и какого-нибудь там Гомперца, его «Историю древней философии», историка философии Целлера и «Добротолюбие». Я был мальчишка, который спорил с ним «насмерть». Его одно время приглашали преподавать в Ленинградской духовной школе, но он отказался, понимая, что это будет очень рассеивать и отвлекать от внутренней жизни.

Отец Никон был очень начитанным человеком. И именно благодаря ему я приобрел очень прочные убеждения в христианской вере. Я пока говорил об умственной стороне дела, но не меньшее влияние он оказал на меня именно в духовном плане. Он постоянно говорил о духовной жизни и ее основных законах. По натуре я скептик, но тут уверен, что это был действительно святой человек.

Есть много фактов, когда он прямо обнаруживал свою святость. В частности, связанных и со мной лично. Однажды он меня подводит к двери, берёт линейку и говорит: «Давай-ка отчеркнем, Леша, твой рост». И потом каждую неделю он отчеркивал, как менялся мой рост.

Вам также может понравиться

About the Author: admin